на главную

Музыкальный словарь: А.. Б.. В.. Г.. Д.. ЕЁ.. Ж.. З.. И.. Й.. К.. Л.. М.. Н.. О.. П.. Р.. С.. Т.. У.. Ф.. Х.. Ц.. Ч.. Ш.. Щ.. Э.. Ю.. Я..
Музыкальная энциклопедия: А.. Б.. В.. Г.. Д.. ЕЁ.. Ж.. З.. И.. Й.. К.. Л.. М.. Н.. О.. П.. Р.. С.. Т.. У.. Ф.. Х.. Ц.. Ч.. Ш.. Щ.. Ы.. Э.. Ю.. Я..



ЧЕШСКАЯ МУЗЫКА. Истоки чешской музыкальной культуры восходят к древности, о чём свидетельствуют археологич. находки на чеш. землях; среди них - предметы, служившие первобытному человеку в качестве элементарных муз. инструментов: свистульки из обожжённой глины, дудки из полых костей, бубны и барабаны чашевидной формы, многочисл. шумовые инструменты - скребки, колотушки, гонг в виде каменной плиты (каменный век), а также металлич. трубы и лиры (бронзовый век). При раскопках великоморавских захоронений (в Валах) обнаружен дух. инструмент четырёхгранной формы с вставным конусообразным мундштуком и др. муз. инструменты, использовавшиеся в религ. обрядах и в быту. В 9 в., с зарождением в Чехии и Моравии феодализма, началось движение за слав. культуру, ведущими деятелями которой были Кирилл и Мефодий (прибыли в Моравию в 863). Осуществив переводы некоторых культовых книг, они способствовали утверждению в богослужении слав. языка, а также развитию нар. и проф. духовной музыки. И хотя слав. литургия просуществовала лишь до сер. 11 в., уступив место литургии на лат. яз., среди чеш. народа бытуют мн. старослав. выражения, в т. ч. «Господи, помилуй нас», которое легло в основу популярной нар. песни (первые упоминания о ней, согласно «Чешской хронике» Космы, относятся к 1055). Позднее, в эпоху царствования Карла IV, эта песня стала обязательной частью ритуала коронации чеш. королей и гимном чеш. народа; её мелодия со словами «дай нам всем жизнь и мир на земле» сохранялась неск. веков (первая нотная запись содержится в трактате монаха Бржевновского монастыря, 1397). Любовью в народе пользовалась и патриотич. песня «Святой Вацлав» (11 в.), полная революц. пафоса (одна из её записей содержит слова «не дай погибнуть ни нам, ни грядущим поколениям нашим»); во все времена она служила чехам для выражения протеста против порабощения иноземцами. Записи её текста относятся к 14 в., мелодии - к 15 в. (1473); в летописях подчёркивалось, что эта песня была известна издавна. Вместе с лат. яз. в литургии 10-13 вв. утверждались католич. церк. песнопения. Памятник 13 в. - «Пражский тропарь» (ок. 1235) - рукописный сборник песнопений, включающий тропы, муз. материал которых, связанный с нар. творчеством, вставлялся в псалмы и хоралы. Народными стали песни «Йезу Кристе, щедрый кнеже» (12 в.), известная в несколько более поздних вариантах, указывающих на стремление сделать её доступнее для народа (один из них принадлежал Я. Гусу, 15 в.), и «Боже наш всемогущий» (14 в.), как и предыдущая, вначале исполнявшаяся как пасхальная, затем как т. н. просительная песня. Ранние записи первой содержатся в Трнавском сборнике (хранится в Будапеште), второй - в гуситском Йистебницком канционале (см. Гуситские песни). Нар. характер ярко выражен в песнях «Милая ночь» и «Дерево одевается листвой» (14 в.; точно не известно, являются ли они народными или профессиональными; рукописи хранятся в Венской б-ке), в танц. песне «Потеряла я милого» и др. С 12 в. были популярны массовые, т. н. рождеств. и пасхальные, действа, ставшие впоследствии основой ср.-век. драм; в них наряду с низшим духовенством участвовали студенты и представители народа, что способствовало проникновению в эти действа нар. обрядов и обычаев. Были распространены также песни-монологи и песни-диалоги (плачи богоматери у распятия и др.), в которых лат. тексты чередовались с чешскими; сохранилась запись одной из них - «Моему плачу час» (14 в.). Одноврем. развивались светские жанры Ч. м. Среди чеш. композиторов-исполнителей 12 в. - Добржата (служил у князя Владислава I) и Коята (состоял при дворе князя Собеслава II). В 13 в. в Чехию проникают нем. влияния. Под воздействием искусства миннезингеров Прага превратилась в центр куртуазной рыцарской муз. культуры; здесь состязались в пении, утончённом поэтич. и композиторском искусстве. Расцвету светского искусства способствовали и странствующие музыканты, авторы первых нар. религ. представлений (14-15 вв.), традиции которых сохранялись в Ч. м. до 19 в. Большую роль в развитии проф. Ч. м. сыграл ф-т свободных искусств Пражского университета (осн. 1348), где с 14 в. работали мн. видные деятели чеш. культуры, в т. ч. профессор музыки П. Стоупна (учитель Я. Гуса). В этот же период в Ч. м. проявляются черты искусства ars nova. Об этом свидетельствует музыка Яна из Енштейна, автора неск. произв., записанных в мензуральной нотации (изучал ars nova в Париже); среди них - песня с чешской мелодией и латинским текстом «Ducet huius cunctis horis» - «Довлеет дневе злоба его». Уже в 1256 в пражском кафедральном костёле был установлен орган. Получили распространение цитра, труба, литавры, ручная арфа, псалтериум, кифара, фидель и др. инструменты. Обращалось внимание на выразит. свойства музыки, её роль и предназначение (так в кн. «Новый совет» С. Фляшки из Пардубице соловей советует льву, т. е. певец - королю, завести искусных певцов и музыкантов, ибо от «музыки сердце молодеет и голова крепнет»). К 14 в. относятся первые упоминания о многоголосии в Ч. м.; их содержит Хроника аббатов Збраславского монастыря Ота и Петра Житавских (кон. 13 в. - ок. 1338). Среди ранних рукописных многогол. соч. - органум и 2-гол. рондель «Flas florum inter lilia» («Цветок цветов среди лилий», хранится в б-ке Пражского университета). С кон. 14 в. в связи с гуситским движением и возникновением в 15 в. гуситских песен возрастает социально-этич. роль музыки. В 15-16 вв. в Ч. м. получает распространение многогол. пение. По всей стране организуются т. н. литератские братства, а также муз. любительские общества, занимавшиеся собиранием нар. мелодий, популярных духовных песен, их обработкой (гл. обр. для многогол. исполнения; нередко полифонич. песнопения исполнялись самими членами обществ) и составлением из них сборников (канционалов). Среди них - Краловоградский канционал Франуса (1505), Хрудимский канционал Я. Таборского, сборник из Страговской б-ки. В отличие от полифонич. пьес композиторов нидерландской школы, нередко использовавших сложную, ухищрённую технику письма, эти обработки были просты по изложению, доходчивы и отвечали демократич. тенденциям литератских братств. Обращение к полифонич. формам соответствовало потребностям времени, той атмосфере приподнятости духа, творч. активности, которые были характерны для искусства эпохи Возрождения. Среди мастеров полифонич. школы чеш. муз. Возрождения - комп. Й. Рыхновский, Я. Т. Турновский (в одной из его месс в качестве cantus firmus разрабатывается чеш. нар. песня «Дунай, вода глубокая»), К. Гарант из Польжице и др., творчество которых отличалось нац. своеобразием, связью с нар. музыкой. А. В. Михна известен как автор ряда духовных песен, а также песни «Лютня чешская». В народе продолжали жить традиции гуситского пения. В 1459 многочисл. разбросанные по всей стране секты объединились в Общину чеш. братьев, поддерживавшую интерес к нар. духовной песне. Популярной стала традиция «общих нот», при которой к одной и той же мелодии присочинялись разные тексты. Деятели церкви нередко использовали в литургии нар. песни светского содержания, заменяя их текст новым. Единичные образцы раннего чеш. нотопечатания относятся к 1420-м гг. Первые чеш. сборники с нотными записями - песенник «Ein neues Gesengbüchlein» (1531), Шамотульский (1561) и Кралицкий (1615) канционалы. В 16 в. в Чехии издано ок. 100 тыс. экземпляров канционалов. С нач. 16 в. интенсивно развивалась теория музыки; муз.-теоретич. предметы были в числе ведущих в Пражском и Оломоуцком университетах. Признание получили «Четыре книги музыки - короткие стихотворения, написанные при свете свечи» («Musicorum libri quatuor compendioso carmine elucubrati», 1512) В. Филомата, «Музыка, то есть книга, содержащая все необходимые сведения для певцов» (1558) и «Грамматика чешская» Я. Благослава, учебник по теории музыки «Музыка» (1571) Я. Жоскена, позднее предметный словарь на лат. яз. «Ключи к сокровищнице великого искусства» («Clavis ad thesaurum magnae artis musicae», 1701) Т. Б. Яновки, работы по теории композиции, инструментовке и пению Я. Бросмана. Школы игры на скрипке и на виолончели составили скрипач Ф. А. Эрнст и виолончелист Ф. Я. Штястни. Включение Чехии после её поражения в битве при Белой Горе (1620) в состав империи Габсбургов отразилось на характере Ч. м.; развитие нац. традиций тормозилось политикой насильственного онемечивания (в чеш. литературе это время получило назв. «эпоха тьмы»). В период, когда Прага была императорской резиденцией, в придв. капелле, состоявшей из иностр. музыкантов, работали выдающиеся мастера - Я. Керль, Ф. Монте, Я. Гаслер, Ч. Луйтон, Я. Галла и др. По её образцу в домах богатых чеш. аристократов создавались капеллы, исполнявшие преим. итал., франц. и нем. музыку. Черты барокко в Ч. м. проявились в творчестве комп. Я. Д. Зеленки (лично знал И. С. Баха), Й. А. Планицкого, а также Ф. В. Мичи (считается создателем первой чеш. симфонии). В их соч. нарядность и блеск, характерные для придв. (замкового) светского искусства, сочетались с простыми по языку и изящными темами в народном духе; таковы симфония D-dur (одно из первых произведений этого жанра) Мичи и соч. известного чеш. скрипача и комп. Й. Д. Бибера, работавшего в одном из придв. оркестров (тему Кyrie из его мессы C-dur Моцарт использовал в опере «Волшебная флейта»). Запрещение родного языка и др. гонения, которым подвергались чеш. музыканты, вынудили многих из них покинуть родину. Творчески перерабатывая нар. мелодику, создавая произв., в которых сохранялись черты нац. самобытности, они обогащали муз. культуру др. стран. В 17-18 вв. за рубежом работали Я. Д. Зеленка (в Дрездене), Б. М. Черногорский (в Падуе) и др. Черногорский, автор вок. и инстр. соч. (орг. токкаты, фуги и др.), считается основоположником чеш. нац. полифонич. школы 18 в., к которой принадлежат также Я. Зах, Ф. И. Тума, И. Ф. Н. Сегер, Ф. К. Брикси, создавшие наряду с многочисл. мессами и мотетами (Тума - автор 50 месс, Брикси - ок. 100) ряд инстр. произв., обогативших Ч. м. новыми образами и выразит. средствами. В 18 в. мн. чеш. музыканты обосновались в Вене, одном из крупнейших муз. центров Европы, с которым связано творчество Й. Гайдна, В. А. Моцарта, позднее Л. Бетховена и др. Здесь жили и работали Ф. И. Тума, Я. Б. Ванхаль, Л. Кожелух, братья А. и П. Враницкие (последний был другом Бетховена и руководил исполнением его 1-й симфонии), Ф. Кроммер-Крамарж - автор концертов для дух. инструментов с оркестром, симфоний (по мнению чеш. музыковедов В. Штепанека и Б. Карасека, они отличаются необычным для того времени экспериментированием в области формы), а также рано скончавшийся Я. Г. Воржишек, предвосхитивший в жанре лирич. фп. миниатюры Ф. Шуберта и Ф. Шопена. В дружеских отношениях с Гайдном, Моцартом и Бетховеном был В. Йировец, автор более 60 симфоний, не утративший связи с чеш. муз. культурой, хотя в тематич. разработке его произв. чувствуется ориентация на стиль венской классич. школы. Мн. чеш. музыканты работали в России. Это были гл. обр. исполнители-инструменталисты и педагоги: корнетисты Я. Покорный, К. Фрич, основатели муз. школ в Москве М. Керцель (Керцели) и А. Дил, композитор и собиратель нар. песен Я. Прач и др. В Италии работал Й. Мысливечек, один из непосредств. предшественников венского муз. классицизма, автор многочисл. опер, симфоний, камерно-инстр. произв. (многие годы дружил с Моцартом, который называл его «божественным чехом»), а также В. Пихль, написавший св. 80 симфоний. В Париже неск. лет жил Я. Л. Дусик, создавший камерно-инстр. произв. в духе зарождавшегося романтизма. Здесь же более 30 лет работал А. Рейха (в течение 18 лет был профессором Парижской консерватории); будучи новатором в области муз.-выразит. средств, формы, оркестровки, Рейха внёс значит. вклад и в муз.-теоретич. науку («Трактат о мелодии», «Курс музыкальной композиции» и др.); его учениками были Г. Берлиоз, Ф. Лист, Ш. Гуно, С. Франк и др. Среди чехов, служивших в оркестре курфюрста К. Теодора в Мангейме, - ведущие представители мангеймской школы Я. В. Стамиц, его сын Карел, а также Ф. К. Рихтер и А. Фильц, создавшие десятки симфоний и соч. др. симф. жанров, обогатившие их новыми приёмами орк. техники. Большое влияние на развитие европ. классич. инстр. стиля оказала чеш. песенная культура. Музыковед В. Гельферт считает, что чеш. музыканты принесли со своей родины «не только дар врождённой мелодичности, но и конкретные темы для новых муз. форм, которые они затем разработали и распространили в своем мангеймском окружении, внося свежую струю в окаменелую структуру изжившего себя барокко». Элементы нар. Ч. м. обнаруживаются и в творчестве Й. Гайдна, написавшего свои первые симфонии в Чехии и вновь обратившегося к чеш. нар. мелодиям в симфониях No 73, 100, 104 и др. Большое значение для развития европ. оперного искусства имели зингшпили и особенно мелодрамы Й. А. Бенды (работал в Берлине, как и его брат Ф. Бенда). Последователь франц. просветителей, он воспринял и претворил мн. идеи оперной реформы Ж. Ж. Руссо, способствуя демократизации оперного жанра; в его мелодрамах «Ариадна на Наксосе» (1774), «Медея» (1775) и др. раскрылись яркий драм. талант композитора, его стремление к жизненной правде в искусстве, к достоверности воспроизведения муз. средствами явлений и ситуаций, к художеств. отображению сильных человеческих страстей и чувств. Бенда в значит. степени обогатил и форму зингшпиля («Деревенская ярмарка», 1775; «Дровосек», 1778), во многом предвосхитив «Проданную невесту» Сметаны. Развитию чеш. оперы содействовало открытие в Праге первого оперного театра - «Театра у Котцу» (1737), затем нац. «Ностицкого театра» (1783; с 1797- «Сословный театр»). В числе видных чеш. композиторов, не покинувших родину при Габсбургах и плодотворно работавших в эпоху её нац. возрождения (с 1770-х гг.), - Ф. К. Душек, Я. Я. Риба, В. Я. Томашек. Важную роль в расцвете Ч. м. этих лет сыграла просветит. деятельность т. н. будителей, среди которых (наряду с учёными, писателями и художниками) были крупнейшие чеш. композиторы; их обращение к сюжетам нац. истории, нар. тематике, стихам чеш. поэтов, к нар. песням и танцам отразилось на характере вок. и инстр. Ч. м. и подготовило почву для создания нац. композиторской школы. Ярким представителем нац. возрождения в Ч. м. был Ф. Шкроуп, автор первой оперы на чеш. яз. - «Дротарь» (пост. 1826) и патриотич. песни «Где Родина моя» (из музыки к пьесе Й. К. Тыла «Фидловачка»), ставшей позднее чеш. нац. гимном. В его музыке наметились черты, которые в дальнейшем получили развитие в оперном творчестве величайшего чеш. комп. Б. Сметаны - основоположника чеш. муз. классики. Сметана сочетал традиции нац. муз. культуры с лучшими достижениями мирового муз. искусства. В своих операх «Бранденбуржцы в Чехии» (1863), «Далибор» (1867), «Либуше» (1872, пост. 1881), в симф. цикле «Моя Родина» (1874-79) и др. соч. он воплотил образы героев чеш. истории, картины природы и нар. быта. В свою музыку он внёс краски радостного, светлого восприятия мира, оптимизм, веру в человека и его счастье. Крупнейший реформатор оперы, Сметана обновил её, создал образцы нац. оперы разных жанров (героико-патриотич., комич., трагич. и эпического). Каждый спектакль его «Проданной невесты» превращался в нац. праздник; гимном чеш. земле и её народу стал цикл «Моя Родина». Деятельность Сметаны, активного пропагандиста отечеств. музыки, в качестве дирижёра Временного театра в Праге (осн. в 1862), а также в качестве руководителя оркестра и муж. хора «Глагол Пражский» (осн. в 1861) способствовала развитию реалистич. черт нац. искусства, а также укреплению связей с рус. музыкой (под его упр. исполнялись оперы М. И. Глинки). Для чехов он остаётся не только величайшим нац. художником, но и подлинным «будителем», вождём. Утверждению мирового значения Ч. м. способствовало творчество А. Дворжака, автора 10 опер (1870-1903), 9 симфоний (1865-93), симф. поэм и др. произв. для оркестра, в т. ч. «Славянских танцев» (1878-87), «Славянских рапсодий» (1878), а также концерта для виолончели с оркестром (1895) и др. широко известных соч. Дворжак считается основоположником чеш. нац. симф. школы. Его искусство основано на глубоком знании жизни и душевного склада чеш. народа, его богатых творч. традиций. Дворжак развивает преим. непрограммный симфонизм, его симф. мышление отчасти соприкасается с брамсовским (Брамс был для Дворжака величайшим авторитетом, наставником и другом). Музыка Дворжака отличается эмоциональным богатством и красочностью; в ней всегда ощутимы слав. корни. Глубокая почвенность его творчества проявляется как в использовании многочисл. чеш. танцев, гуситских песнопений, так и в создании собств. тем в нар. духе, в типичных приёмах их подачи и разработки («вырастание» мелодии из одного мотива, особые модуляционные планы, нар. лады). Верный традициям классич. европ. симфонизма (об этом свидетельствует характер развития тематизма, его тщательная мотивная разработка, повторение экспозиции сонатного allegro, помещение скерцо в четырёхчастном цикле после медленной части и др.), Дворжак вводит в симфонию то новое, что характерно для музыки 19 в. - романтич. страстность, пылкость чувств, подчёркнутую жанровую определённость тематизма и др. Насыщенность музыки Дворжака нац. мелосом, исключит. ясность муз. мышления и высокое технич. мастерство, особенно проявившиеся в симф. и камерно-инстр. соч., привели к её широкому признанию, позволили композитору встать в один ряд с величайшими европ. мастерами 19 в. К крупнейшим представителям чеш. композиторской школы этого времени принадлежал и З. Фибих, автор нац. опер и сценич. мелодрам, отличающихся лирич. взволнованностью и драматизмом. В своих зрелых соч., в т. ч. в уникальной трилогии мелодрам «Ипподамия» (на сл. Я. Врхлицкого, 1889-91), Фибих добился органичного слияния текста и музыки. Особое место в орк. чеш. музыке 19 в. заняли его 3 симфонии, где образы фантастики, сказки связаны с чеш. народным бытом, фольклором. Этот романтич. строй мышления получил развитие в 20 в. в соч. Й. Б. Фёрстера и В. Новака. Среди чеш. композиторов 60-70-х гг. - В. Блодек (также флейтист), автор оперы «В колодце» (1863), музыка которой богата песенными мотивами и танц. ритмами. Открытие в Праге консерватории (1811), орг. школы (1831), Нац. театра (1881), основание «Чеш. квартета» (1891), Чеш. филармонии (1901) и др. муз. организаций и муз.-уч. заведений способствовали расцвету в Чехии муз. исполнительства. Широкое признание (с 1830-х гг.) получила чеш. скрипич. школа и её крупнейшие представители - Й. Славик, Ф. Лауб (с 1865 работал в России), Ф. Ондржичек, О. Шевчик, Я. Кубелик; завоевал известность также виолончелист Г. Виган. Высокого художеств. уровня достигло вок. искусство; среди оперных певцов - Й. Лев, Й. Палечек, М. Ситтова и др. (нач. 18 в.), В. Геш, Г. Каваллорава, Б. Бенони, Б. Фёрстерова-Лаутерерова и др. (кон. 18 - 19 вв.), К. Чех (кон. 19 - нач. 20 вв.). Во 2-й пол. 19 в. усиливаются чеш.-рус. муз. связи, начало которых относится к 18 в. Яркими их проявлениями были пост. опер М. И. Глинки в Праге (1866-67), дирижёрская деятельность Э. Направника в Петербурге и В. Сука - в Москве, трёхкратное посещение Праги П. И. Чайковским, поездка Дворжака в Россию. В борьбе за нац. искусство важную роль сыграла прогрессивная, научно аргументированная критика, основы которой заложил О. Гостинский, профессор эстетики Карлова университета в Праге, автор ряда муз.-теоретич., историч., фольклорных, эстетич. работ («Новые пути в науке о гармонии», 1887; «Ян Благослав и Ян Жоскен, 1896; «Чешская светская народная песня», 1906; «Искусство и общество», 1907, и др.), статей, посвящённых Б. Сметане. Его просветит. деятельность продолжил З. Неедлы, отстаивавший в публицистич. и науч. работах реалистич. направленность Ч. м., что помогло ряду деятелей чеш. муз. культуры 20 в. остаться на реалистич. пути. На рубеже 19-20 вв. традиции чеш. муз. классики развивает Й. Б. Фёрстер - автор 6 опер, 5 симфоний, ряда симф. поэм, кантат, хоров и др. Глубоким лирико-психологич. содержанием, душевной теплотой и человечностью отличаются его опера «Ева» (1897), симфонии, а также песенные циклы, особенно «Любовные песни Тагора» (1914), с их мелодичностью, красивой, сочной гармонией, яркой и выразит. оркестровкой. Лирич. распевность мелодики, развитая и многоплановая фактура соч. Фёрстера сближают его музыку с музыкой П. И. Чайковского. Важное значение для Ч. м. 20 в. имела деятельность учеников А. Дворжака - В. Новака и Й. Сука, создавших высокохудожеств. произв., многие из которых содержат темы и образы широкого обществ. звучания и входят в репертуар совр. муз. коллективов. Новый этап в развитии Ч. м. определило самобытное искусство Л. Яначека - крупнейшего представителя Ч. м. В своём творчестве, разнообразном по тематике и жанрам, он опирался на моравский муз. фольклор, своеобразно претворяя характерные для него принципы мелодич. варьирования, остинатности, свободной метрич. и структурной организации муз. материала. Яначек часто обращался к сюжетам рус. литературы (симф. рапсодия «Тарас Бульба», 1918; опера «Гроза» по драме А. Н. Островского, 1921; «Из мёртвого дома» по Ф. М. Достоевскому, 1928). Автор ряда теоретич. работ, посвящённых нар. песне, он, как и М. П. Мусоргский, стремился с помощью речевых интонаций раскрыть в своих муз. соч. душевный мир, характер человека, считая, что «ни один артист ни на одном инструменте не сможет так правдиво раскрыть свою душу, как человек музыкой своей речи». 9 опер Яначека (1887-1928), «Глагольская месса», симфониетта (обе в 1926) и др. его произв. отличаются нац. характерностью, типичной для его муз. стиля яркой экспрессивностью, эмоциональной наполненностью, динамизмом. С 1918, после образования независимого гос-ва Чехословакия, начался подъём нац. культуры в стране (см. Чехословацкая музыка).

(Источник: Музыкальная энциклопедия в 6 тт., 1973-1982)
ЧЕ..

РОСТОВ-НА-ДОНУ

РУССКАЯ МУЗЫКА

САЛАС-И-КАСТРО

СЕНТИМЕНТАЛИЗМ

СОЛОВЬЁВ-СЕДОЙ

СОНАТНАЯ ФОРМА

СТАРОКАДОМСКИЙ

СТРОЧНОЕ ПЕНИЕ

ТОМОВА-СИНТОВА

ТРИТОНОВЫЙ ЛАД

ФИНСКАЯ МУЗЫКА

ФОДОР-МЕНВЬЕЛЬ

ФРЕЙТАШ БРАНКУ

ФРИГИЙСКИЙ ЛАД

ХОРОВАЯ МУЗЫКА

ЦЕРКОВНЫЕ ЛАДЫ

ЧЁРНАЯ-БЕРЛЯНД

ЧАДСКАЯ МУЗЫКА

ЧАСТИЧНЫЕ ТОНЫ

ЧТЕНИЕ С ЛИСТА

ШНОРАЛИ НЕРСЕС

ШОР-ПЛОТНИКОВА

ЭКСПРЕССИОНИЗМ

Музыкальный словарь ver16